Венок владыке Хрисанфу


4 января 2012 г. исполнился ровно год со дня кончины митрополита Хрисанфа (1937-2011), которому за долгие годы управления Вятской епархией суждено было, как пережить годы гонений, так и разделить со своей паствой радость возрождения Православной Вятки. В преддверии этой памятной даты в издательстве «Буквица» вышел сборник стихов «Вятка – Москва» протоиерея Александра Балыбердина, настоятеля Феодоровской церкви г.Кирова, который автор посвятил светлой памяти владыки.

 — Отец Александр, последние десять лет Вы трудились рядом с митрополитом Хрисанфом. Каким он запомнился Вам?

 — Прежде всего, бесконечно любящим Церковь и народ Божий, и потому требовательным и одновременно очень добрым, мудрым и сердечным. Владыка говорил: «Я принял вас в свое сердце. Вы – мои дети», и это были непросто слова. Настрадавшись в годы гонений, владыка ценил каждого человека, пришедшего в Церковь. Поэтому, хотя он и был деловым человеком – умел ставить цели и добиваться намеченного – посмотрите, как много было при нем сделано – но никогда «дело» не заслоняло для него самого человека и его души, за которую, как говорил владыка, и спросит Господь. Он был, поистине, отец, и поэтому его уход стал для многих людей невосполнимой потерей. Это ощущение я постарался передать в стихотворениях, посвященных владыке, одно из которых так и называется «Дети, мои дети». В нем есть такие слова: «Рай Господень светел, далека земля. Дети мои, дети, как вы без меня?»

— Я обратила внимание, что одно из таких стихотворений «Удивительный сон» было написано 1 апреля, в день Ангела владыки Хрисанфа.

 Мне, действительно, снилось, что владыка жив и «служит Пасху в сельском храме», в Троицкой церкви села Волково. Но почему-то не в правом, а левом приделе святого великомученика Георгия, где служат довольно редко. Почему-то нет иконостаса – алтарь весь на ладони и «как невеста убелен», то есть белый, без икон, а владыка стоит на Горнем месте, за престолом, и его лицо сияет светом. Я проснулся и тут же записал это видение стихами. Буквально, за полчаса. И уже тогда сообразил, что этот сон был на день Хрисанфа и Дарии – день Ангела владыки и его мамы Дарии Петровны.

 — Кроме стихотворений памяти митрополита Хрисанфа, в сборнике немало стихов о Вятке. Это тоже неслучайно?

 — Когда-то именно владыка Хрисанф, первым из руководителей такого высокого уровня, поднял вопрос о возвращении нашему городу его родного, исторического названия и очень переживал, что он все время откладывается. Для него это был, прежде всего, духовный выбор. Владыка бесконечно любил и ценил старую Вятку, которая, конечно, была не без недостатков, но все же была православной, доброй и сердечной, как сам владыка. Я бы сказал, что у них была одна и та же интонация. С той лишь разницей, что у владыки Хрисанфа – это была интонация «отца», а у Вятки – «матери», «матушки», «мамы» — доброй, ласковой, заботливой и трогательной в своей простоте. Поэтому, думаю, что все стихи о Вятке, в какой-то мере, также посвящены и владыке, близки ему по духу и интонации.

 — А еще в сборнике немало стихотворений о любви, и в одном их них есть такая строчка: «Будь со Христом – ошибайся в любви, раз не дано нам прожить без ошибки». Как это понимать — «ошибайся в любви»?

 — Это стихотворение было написано 24 июня, в день рождения владыки Хрисанфа, у которого было немало крылатых выражений, которые, на мой взгляд, точно и емко передавали суть его взгляда на мир. Одно из них: «Лучше ошибиться в любви, чем в ненависти». То есть лучше доверять человеку и ошибиться, чем заведомо считать окружающих тебя людей недостойными, глупыми, лживыми и т.д. Конечно, в первом случае, надо быть всегда готовым пережить разочарование, а это больно. Но христианин должен быть к этому готов и все же должен стремиться побеждать зло любовью, видеть в каждом человеке, прежде всего, Христа, а не «потенциального преступника». Этому нас учил владыка, и стихотворение именно об этом.

 — Отец Александра, а почему сборник стихов называется «Вятка – Москва»?

 — Самый простой ответ в том, что многие стихотворения, действительно, были написаны в поезде, на пути из Вятки в Москву, на верхней полке плацкартного вагона. Причем не с помощью пера и бумаги, а с помощью мобильного телефона, в котором у многих из нас есть такая замечательная вещь – записная книжка. В том момент, когда я обнаружил, что благодаря ей можно записывать строчки и в поезде, и в метро, и в очереди к врачу, тогда и понял, что, возможно, получится новый сборник стихов. А если серьезно, то название сборника «Вятка – Москва» можно понимать и как путь из Вятки в Москву; и как тождество, в том смысле, что наша Вятка во многом не уступает Москве; и даже как задачку «Вятка минус Москва», в результате решения которой, уверен, у нас на Вятке еще останется много хорошего.

 — Хорошее название – краткое и многозначительное.

 — Хотелось, чтобы и стихи были такими же.

Творческие встречи – презентации сборника «Вятка – Москва» состоятся 14 января в 12 часов в библиотеке «Благовест», 15 января в 15 часов в библиотеке им. А.И.Герцена и 22 января в 12 часов в библиотеке им. А.С.Пушкина. А сам сборник можно будет приобрести в церковных лавках прихода храма святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии

Венок владыке.

На погребение митрополита Хрисанфа

Так вот зачем всё это было…
Валил стеной январский снег,
митрополичия могила
зияла раной на земле

Был час шестый, и тьма, казалось,
уже объяла навсегда
всё, что ещё живым осталось,
всё, чем душа была жива.

И купол главного собора
чернел старушечьим платком,
и не хотелось думать снова
о том, что мы переживём.

Что будет всё теперь иначе,
и нам осталось лишь одно —
воспоминать с сердечным плачем
о всём, что было нам дано.

О той любви и том отцовстве,
которых мы не сберегли.
И эта мысль гвоздём голгофским
скорбела третий день в груди.

Так снег мешая со слезами,
святым, морозным, скорбным днём,
мы в пору ту еще не знали,
о том что завтра мы поймём —

Так вот зачем! Всё это было
и навсегда осталось в нас!
Митрополичия могила.
Христос Воскресе!
Пятый глас.

Вятка
12.01.2011