1 апреля — день Ангела митрополита Хрисанфа (1937-2011)


Весной 2011 г., вскоре после кончины и погребения митрополита Хрисанфа, мы обратились к людям, лично знавшим владыку с просьбой записать воспоминания о нем. Они с радостью откликнулись, несмотря на огромную, порой, загруженность делами.

Сегодня в день святых мучеников Хрисанфа и Дарии — день Ангела самого владыки и его мамы Дарии Петровны — хотелось бы вновь вспомнить об этом удивительном человеке и архипастыре, благодаря которому многие из нас пришли в Церковь и сделали первые шаги в церковной ограде. Вечная память нашему дорогому архипастырю — первому митрополиту Вятской земли!

ВСПОМИНАЯ МИТРОПОЛИТА ХРИСАНФА

Протоиерей Всеволод Чаплин, руководитель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, г.Москва:

«С владыкой Хрисанфом я познакомился в 1985 году, когда был юным сотрудником Издательского отдела Московского Патриархата. Никогда не забуду наши долгие разговоры в вятском архиерейском доме или на прогулках по вятским полям. Говорили о будущем Церкви, о трудностях, которые создавала советская власть, о том, что к возрождению веры в народе мы обязательно придем.

Когда же времена возрождения наступили, Владыка брался буквально за все, старался использовать любую возможность, включая открывшиеся шлюзы светской печати, чтобы открыть храмы, обновить православную культуру, дать дорогу в церковную жизнь талантливым пастырям – нынешним митрополиту Александру, архиепископу Евгению, отцу Валентину Чаплину, многим другим.

Владыка отличался удивительным внутренним спокойствием и богатой культурой. Он сохранял эти качества и тогда, когда надо было буквально каждый день противостоять хамоватым советским чиновникам, и тогда, когда сталкивался с ленью и непониманием духовенства, и тогда, когда труды возрождения потребовали ежечасной самоотдачи. И там, где другие на долгие годы погружались в суету, вятский архиерей добивался того же самого, а то и большего, не теряя внутреннего мира.

Ему предлагали вернуться на Украину, которую он очень любил. Но он остался верен своей первой и единственной епархии. Привел ее от унижения к процветанию. Восстановил ее былую славу, которой сегодня удивляются десятки тысяч великорецких крестоходцев. Создал атмосферу мира, доверия, любви к церковному делу. И это его наследие послужит еще многим поколениям пастырей и мирян Вятской земли».

Протоиерей Александр Балыбердин, секретарь Вятской епархии (2000-2011): 

«Митрополит Хрисанф навсегда останется в моей памяти архипастырем, человеком, духовным отцом, который смог сохранить и передать новому поколению духовенства и прихожан бесценный опыт гонимой, но непобежденной Церкви. Опыт живой, твердой и милосердной веры. Опыт любви и предельного внимания к каждому человеку, которого Христос призвал в церковную ограду. Вся его жизнь был служением, исполненным многих трудностей и испытаний. Но это служение не тяготило владыку. Напротив, оно вдохновляло и окрыляло, наполняло его жизнь смыслом и радостью. Владыка Хрисанф не «работал в церкви», а поистине жил Церковью. Неслучайно, наставляя молодых священников, владыка говорил: «Чтобы чего-то добиться, этим надо жить!»

При этом при всей его огромной работоспособности, деятельном и требовательном характере, владыка никогда не ставил «церковных дел» выше любви. И сам являл пример отеческой любви к епархиальным служащим, клирикам, прихожанам, благотворителям, интеллигенции и простым людям. Многие сегодня вспоминают, как он входил в храм, по-отечески благословляя всех прихожан. Также и, приезжая в епархию, владыка принимал всех, без какой-либо записи, как говорится до последнего, и только тогда покидал рабочий кабинет. С кем-то он беседовал час и более – значит, столько было нужно. Он помнил имена, семьи, заботы и радости многих людей – от губернатора до простой бабушки. Владыка говорил: «Я принял вас в свое сердце». И это были не слова, а подлинный дар Христовой любви. И наше общение с ним также было даром свыше. Вечная память нашему дорогому владыке митрополиту Хрисанфу!»

Протоиерей Петр Шак, настоятель Успенского кафедрального собора г.Вятки (1991-2011):

«Мне вспоминаются удивительные и очень глубокие слова одного из Оптинских старцев, который всем, расстающимся с почившими, кротко говорил о том, что милосердный Господь дает смерть человеку только тогда, когда душа этого человека наилучшим образом готова для перехода в вечность. Значит, нашему дорогому владыке Хрисанфу пришел час, когда он близко-близко подошел к Господу, чтобы в вечных таинственных духовных сферах быть у Того, в Кого он веровал всей душой, Кому он служил искренне и честно, всю свою жизнь, всего себя без остатка посвятив Святому Православию.

Все мы видели, с какой любовью, с каким душевным искренним чувством, верностью владыка осуществлял свое церковное служение! Владыка с великим благоговением относился к Богослужению, Церковному пению, неустанно заботясь об их красоте. Особенно владыка митрополит любил и выделял среди храмов епархии Успенский кафедральный собор, для возрождения которого он так много потрудился. Владыка горячо любил прихожан, и народ, видя любовь своего владыки, отвечал ему взаимностью от мала до велика! Вся жизнь нашего покойного владыки Хрисанфа была непрестанным и неустанным служением Богу и людям, совершаемым со страхом Божиим, верою и любовью! Вечная ему память!»

Протоиерей Александр Матвеев, настоятель Екатерининского собора г.Слободского:

«Неся послушание настоятеля Екатерининского кафедрального собора г.Слободского, а в последствии и благочинного Слободского округа , мне довольно часто приходилось общаться с владыкой Хрисанфом, за что я очень благодарен Богу. Владыка очень любил город Слободской, свою вторую кафедру , любил Екатерининский собор и слободскую паству. На архиерейские Богослужения в храм всегда стекалось множество горожан, и никого владыка не оставлял без своего архипастырского благословения и внимания.

Я всегда очень трепетно переживал приезды владыки митрополита в Слободской, усердно готовился к ним. Быть может, самым страшным для меня было, в чем-то подвести или огорчить любимого архипастыря. Но, приезжая, владыка всегда был в добром и располагающем настроении. Архиерейские Богослужения всегда проходили очень торжественно и превращались в настоящий праздник для множества слобожан. Также и в  беседах и в телефонных разговорах Высокопреосвященнейший владыка всегда проявлял святительскую заботу о Слободском, интересовался о жизни и здравии людей, с которыми ему приходилось общаться в течение многих лет.

Для меня разлука с владыкой оказалась невосполнимой утратой. Я до сих пор не могу окончательно воспринять мысли об утрате своего благодетеля, заботливого отца и мудрого наставника. Всегда буду  молитвенно и благодарно помнить его заботу, вразумления и наставления.

Вечная память досточтимому и дорогому владыке Хрисанфу!»

Протоиерей Александр Перминов, настоятель Спасского собора г.Вятки (1997-2011):

Прошло совсем немного времени, как не стало владыки Хрисанфа. Трудно предаваться воспоминаниям. Воспоминания — это, как мне кажется, о чем-то далеком. А здесь? Вот он… Только что был рядом… Это не воспоминания, а рассказ о человеке, который только что был здесь. Закрыл дверь и вышел, и  есть надежда, что дверь снова откроется, и он войдет, будто что-то забыл сказать,  окинуть взглядом собравшихся в приемной.

Это была величина!  Каждый раз, когда мы общались с владыкой вне богослужения, было ощущение исходящей от него колоссальной энергии, какой-то особенной силы, которая как электрическое поле окружала тебя и захватывала. Казалось, ты превращаешься рядом с ним в пещинку. Мощь его личности подчиняла. Наверное, если бы он захотел, от этой энергией  закрутило бы торнадо, и тебя перенесло куда-нибудь  бы в Страну Оз…  А когда он говорил слово… Никогда не думал, что  человеческая речь  может иметь такую весомость. Он обращался к тебе, а тебе казалось, что с каждым словом на тебя ложатся тяжеленные гранитные плиты. При этом эти качества были ему присущи, скажем так, в состоянии покоя. Я видел владыку в дурном расположении духа, но никогда в гневе. Когда он радовался — заражал своей радостью всех. Когда скорбел — сердце каждого сжималось .  Он был во всем абсолютно искренним человеком.

Одна из любимых поговорок владыки Хрисанфа – лучше  ошибиться в любви, чем в ненависти.  И свою любовь и милость он простирал на всех. Не раз бывал обманут.  Но всегда был милостив к обидчику. Так, как прощал Владыка, как старался  проявить свое человеколюбие, так никто в моей жизни не бывал милостив.  Я бы точно не простил.  Наш владыка знал и свои слабые стороны. И в начале моего священнического служения не раз говорил мне: «Ты горячий, да я горячий — нам вместе служить никак  нельзя!»

А как владыка любил детей!  Обычная картина – Божественная Литургия, на кафедре стоит Владыка, а вокруг кафедры сидят детишки, самая малышня.  Многочисленные встречи с учениками православной гимназии, благословение детей на учебу,  посещение праздничных детских концертов на Рождество и Пасху. Искренне радовался и, кажется, никогда не уставал. В одну из последних наших встреч владыка сказал мне: «Я искренне благодарю Бога, что дочка твоя выздоровела, это самое главное!». Это были абсолютно искренние слова человека, который чужую боль  воспринял как свою.

Можно еще много говорить о нашем пастыре, о нашем  духовном отце, глубоко родном и близком нам человеке.  Но портрет все равно будет не полным.

Протоиерей Андрей Дудин, заместитель предстоятеля Великорецкого крестного хода:

«В митрополите Хрисанфе меня всегда удивляло то, насколько он любил богослужение, внимательно и ответственно относился к службе, будь то всенощное бдение или литургия, праздник или воскресный день. А какую заботу владыка проявлял о богослужении на реке Великой! Иногда мне казалось, что он ничего не замечает в этом празднике, кроме Богослужения.

Вспоминаю, как однажды перед крестным ходом, я был у него в кабинете и  рассказывал о том, как пойдет крестный ход, его маршруте и расписании. Владыка сидит и слушает, а потом говорит: «Главное, чтобы люди смогли помолиться на святом месте, чтобы служба прошла достойно». Мне же по неопытности казалось, что служба – само собой, есть и другие вопросы. Но 6 июня, когда с тысячами паломников я стоял на берегу реки Великой, ожидая приезда владыки и вглядывался в лица этих изможденных долгой дорогой людей, то понял, как много значит для них эта Божественная Литургия на месте явления иконы.

Сейчас мне кажется, что владыка каким-то внутренним архиерейским проницанием предчувствовал эти ожидания и потому не мог не приехать, не служить. Из года в год, в один и тот же день – день явления Великорецкого чудотворного образа – вятский архипастырь был со своей паствой на этом святом месте. И только однажды за двадцать лет возрожденной традиции владыка, по болезни, не смог принять участие в Божественной литургии на реке Великой. Но и тогда, он все же собрался и приехал на молебен у святого источника. Его традиционное архиерейское приветствие звучало всегда просто, трогательно, по-отечески заботливо. В ней было, и утешение тем, кто проделал непростой путь дорогами крестного хода, и пасхальное целование приезжим паломникам, и местным жителям – всем, кто судьбами Божьими оказался в тот день в этом святом месте. Благодаря личному авторитету владыки богослужение на реке Великой стали посещать высокие гости, руководители страны и региона.

И в этом году Великорецкий крестный ход вновь придет к месту явления чудотворного образа. Вновь зазвучат над рекой Великой молитвословия в честь Мирликийского Святителя, но вместе с ними в сердцах тысяч паломников вознесется к Богу и молитва о блаженной памяти почившем митрополите Хрисанфе»

Протоиерей Сергий Гомаюнов, духовник Вятской православной гимназии во имя преподобного Трифона Вятского:

«Одним из самых значительных дел владыки Хрисанфа в последние годы его служения стало создание Вятской православной гимназии во имя преп. Трифона Вятского. Владыка, прошедший сложнейшие годы в жизни Церкви в период атеизма, когда храмы держались на подвиге и мужестве тех, кого с любовью называют «белыми платочками», и всегда с огромным уважением и любовью относившийся к людям старшего поколения, он в то же время отчетливо осознавал всю важность работы с детьми. И он благословил это направление работы, и не только из общих соображений, но потому что искренне любил детей.

Всякий раз, когда ребята приходили на службу, которую возглавлял владыка, в храме царило особое настроение. А сколько искренней радости доставляли встречи владыки с детьми, когда они поздравляли его в дни великих праздников Рождества Христова и Пасхи, а также в День Ангела. Открытки и поделки, которые дарили владыке ребята, по долгу находились в его кабинете и приемной. Не случайно попрощаться с митрополитом Хрисанфом пришли не только те, кто учится сейчас в гимназии, но и наши выпускники, приехавшие даже из других городов. Владыка всегда радовался тому, что в Вятской епархии есть такая школа, и мы осознаем своим долгом работать так, чтобы она была достойна его памяти».

 

Юрий Бондаренко, президент Всероссийского фонда «Возвращение», г.Москва:

«Мне владыка запомнился добрым, спокойным, но одновременно непоколебимым и твёрдым человеком. Такими бывают люди, глубоко убеждённые в своей правоте, и это даёт им возможность быть снисходительными к другим людям с их слабостями. Именно редкое сочетание мягкости, деликатности в сочетании со стойкостью духа и даже неукротимостью характера отличает нашего дорогого владыку от иных людей. Он повидал многое на своём веку, но не очерствел сердцем. И всё-таки главное, что мне запомнилось во владыке — это доброта».

Николай Пересторонин, редактор отдела культуры газеты «Вятский край», член Союза писателей России, заслуженный работник культуры России:

«Из множества встреч с владыкой помню самую первую. В конце восьмидесятых ветер перемен коснулся и областной партийной газеты, в которой я тогда работал. На планерке получил задание — встретиться с архиепископом, взять интервью. А в архиерейском домике, где назначили встречу, было немножко наоборот: отвечая на мои вопросы, владыка и сам меня расспрашивал, участливо интересуясь житьем-бытием, которое тогда было не самым складным. Такого участия в своей судьбе я прежде не встречал и раскрылся всей душой, будто с отцом разговаривал…

Помню его в Серафимовской церкви. В тот летний день 2010 года митрополит Хрисанф приехал проводить в путешествие по северным благочиниям Вятской епархии икону святителя Николая, только что вернувшуюся с Великой. Служил как всегда вдохновенно, как-то особенно выделяя благословляющее: «Мир всем!» На крылечке, общаясь с паствой, вспомнил, как тепло встречали его, тогда еще молодого епископа, только что принявшего Кировскую епархию, в мае 1978 года прихожане этой единственной в ту пору действующей в областном центре церкви, как  говорили потом, когда начались работы по устройству нижнего храма и стали вывозить землю из-под основания, мол, приехал молодой архиерей и последнюю церковь уронит. Он вспоминал это с улыбкой и мягкой иронией, как отец вспоминает милые подробности их детства своих чад. Еще он напомнил, что у старейшего священника Серафимовской церкви отца Серафима Исупова именины. Поздравляя, заметил: «Тридцать три года вместе и ни разу не поссорились». И снова голос был мягок, глаза лучились добрым светом. Подмечая в пастве ответную доброту, сказал имениннику: «Видишь, как тебя любят…» И услышал в ответ: «Это вас, владыка, любят!»

Никогда  не забуду, как по-отечески благословлял в тот день митрополит Хрисанф прихожан Серафимовской церкви, окруживших его плотным кольцом в церковном дворе. Никого не оставил без внимания, каждому нашел слова утешения, напутствия. С теми словами и живем теперь, помня тепло его благословляющей руки, добрый свет глаз, мягкую улыбку».

Эмилия Павлова, директор издательства «Буквица», г.Вятка:

«Владыка Хрисанф внимательно относился к каждому новому нашему изданию. Когда вышла самая первая наша брошюра о Великорецком крестном ходе с обращением к читателям митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа, я первым делом повезла её в Петербург своему первому духовному наставнику протоирею Константину Смирнову. Когда отец Константин открыл книгу и увидел портрет владыки, он радостно воскликнул: «Хрисанф!». У отца Константина на лице была такая неописуемая радость!

Оказывается, ещё только собираясь поступать в Духовную академию и не имея духовного звания, еще в Петрозаводске, познакомился с архимандритом Хрисанфом и на всю жизнь сохранил самые добрые о нём воспоминания. Когда была оказия, отец Константин всегда старался передать владыке какой-нибудь подарок, а когда получал от владыки благословение, радовался и повторял: «Понимаешь, это самое главное». Так, удивительным образом город Петербург для меня стал и немного вятским, потому что всегда, когда я туда приезжала, первым делом слышала вопрос: «Как владыка Хрисанф?»

Наталия Кривошеина, кандидат искусствоведения, доцент Вятского государственного университета, г.Вятка:

«Я уважительно побаивалась владыки Хрисанфа. Для меня это был благоговейный, священный страх. Митрополит всегда благословлял мои начинания, но перед каждым приемом я испытывала волнение с почти полной потерей дара речи. Всегда поражалась быстрому уму и цепкой мысли митрополита — он молниеносно вникал в суть дела и задавал вопросы только по-существу. Берегу и буду беречь фотографию, которую подарил владыка с собственным надписанием»

Надежда Шаповал, руководитель паломнической службы «С Вятки»:

«Каким запомнился владыка?  В памяти особо осталась та самая первая встреча, когда семь лет назад мы обратились к нему за благословением паломнической службы. Как мы волновались тогда! Думали, как и что владыка скажет при встрече? Но, когда мы вошли в его кабинет, то были встречены с такой любовью и вниманием, что все страхи прошли. Владыка благословил наше начинание, и затем все эти годы мы чувствовали его молитвы и живой интерес и, конечно, во всех поездках молились о нашем архипастыре.

По благословению владыки были изданы сборник «Святыни Вятки», «Рассказы о вятских святых», книжка для детей о старой Вятке, календари, открытки с видами вятских храмов и святых мест. С той поры каждый год мы открываем для паломников новые маршруты, красоту вятских храмов и очень рады, что владыка митрополит отметил нашу службу высокой наградой – архиерейской грамотой. Он навсегда останется в наших сердцах»