Пути к Богу


Пути к Богу.

Среди множества людей, которых мы встречаем в течение дня, есть и такие, в которых живет благодать Божия. Она согревает их души Божественной любовью, и на сердце от этого всегда свет и радость. Это Божия сила, которая в их жизни устрояет все во благо.
Как люди приходят к Богу, это всегда тайна. У каждого человека свой путь к Нему, всегда неповторимый.
Иногда встреча с Богом бывает внезапной и неожиданной, иногда – подготовленной долгим путем исканий, сомнений и разочарований.
Вот пример, как к Богу пришел протоиерей Сергий Булгаков. Пред революцией он закончил Духовную академию и вышел из нее полным атеистом. И проблема была не в академии, а в нем самом, как писал он об этом впоследствии: «Общий характер моего искушения в неверии… я определил бы как несоответствие между тем образом религиозной жизни, как она определялась для меня тогда в мысли и культуре, и моими личными запросами, отречься от которых я не мог и не хотел, во имя правды, как я ее тогда понимал».
Но потеря веры привела его к внутренней пустоте, что в свою очередь привело к отсутствию смысла в жизни и к мыслям о самоубийстве, как избавление от внутреннего кризиса. Душа все больше погружалась в липкую тину самодовольства и пошлости, пока неожиданно к ней не прикоснулся Сам Господь. Вот как это описывает сам отец Сергий в своих воспоминаниях:
«Вечерело. Ехали южною степью, овеянные благоуханием медовых трав и сена, озолоченные багрянцем благостного заката. Вдали синели уже ближние Кавказские горы. Впервые видел я их. И, вперяя жадные взоры в открывавшиеся горы, впивая в себя свет и воздух, внимал я откровению природы. Душа давно привыкла с тупою, молчаливою болью в природе видеть лишь мертвую пустыню под покрывалом красоты, как под обманчивою маской; помимо собственного сознания она не мирилась с природой без Бога. И вдруг в тот час заволновалось, зарадовалась, задрожала душа: а если есть… если не пустыня, не ложь, не маска, не смерть, но Он благой и любящий Отец, Его риза, Его любовь… Сердце колотилось под звуки стучавшего поезда, и мы неслись к этому догоравшему золоту и к этим сизым горам. И я снова старался поймать мелькнувшую мысль. Задержать сверкнувшую радость… Бог тихо постучал в мое сердце, и оно расслышало этот стук, дрогнуло, но не раскрылось… И Бог отошел.
Но вскоре опять то заговорило, но уже громко, победно, властно. И снова вы, о горы Кавказа! Я зрел ваши льды, сверкающие от моря до моря, ваши снега, алеющие под утренней зарей, в небо вонзились эти пики, и душа моя истаивала от восторга. И то, что на миг лишь блеснуло, чтобы тотчас же погаснуть в тот степной вечер, теперь звучало и пело, сплетаясь в торжественном, дивном хорале. Передо мной горел первый день мироздания. Все было ясно, все стало примеренным, исполненным звенящей радости. Сердце готово было разорваться от блаженства».
Подобная история произошла с французским яхтсменом Бернаром Муатасье. Будучи участником кругосветных одиночных гонок, победителя которых ждала огромная денежная премия и всемирная слава, он уверенно двигался к финишу и имел все шансы рассчитывать на победу – ему уже готовили торжественную встречу в Англии. Неожиданно для всех он изменил маршрут и направил яхту к берегам Полинезии… Только через несколько месяцев удалось узнать, почему он выбыл из игры. Находясь долгое время наедине с океаном и небом, он все глубже задумывался о смысле жизни, и все менее привлекательной казалось ему та цель, которой предстояло достичь – деньги, успех, слава. В океане он ощутил дыхание вечности, почувствовал присутствие Бога и уже не хотел возвращаться к обычной мирской суете.
А вот пример, как обратился к Богу митрополит Антоний Сурожский. В детстве он был неверующим, и то, что он слышал о Христе, не вызвало у него никаких симпатий к христианству. Однажды, возмущенный проповедью одного священника, он решил проверить, неужели христианство в самом деле так непривлекательно, как его изображают в слащавых рассказах. Он взял Новый Завет, выбрал из четырех Евангелий самое короткое, чтобы не тратить много времени, и принялся читать. «Пока я читал Евангелие от Марка, — рассказывает он сам, — между первой главой и началом третьей вдруг я ощутил, что по ту сторону стола, пред которым я сижу, Кто-то стоит невидимо, но абсолютно ощутимо. Подняв глаза, я ничего не увидел, ничего неслыхал, никаких чувственных ощущений у меня не было, но была абсолютная уверенность, что стоит по ту сторону стола Иисус Христос… С этого начался для меня целый переворот… Я почувствовал, что никакой иной задачи не может быть в жизни, кроме как поделиться с другими той преображающей жизнь радостью, которая открылась мне в познании Бога и Христа».
Примеров можно приводить множество, они будут все неповторимы, но, в тоже время, есть нечто их объединяющее. Во-первых, не приходит вера к тому, кто не задумывается о смысле своего существования, кто не ищет истины в жизни. А во-вторых, чтобы услышать голос Божий в своем сердце, необходима тишина. Иначе его не расслышать за шумом повседневной суеты.

Священник Петр Машковцев,
настоятель Феодоровского храма.