Наука познает Творца


Наука познает Творца.

Однажды к египетскому отшельнику IV века авве Антонию Великому пришел известный философ и долго с ним спорил о мире и различных явлений в нем. В итоге спора философ был посрамлен мудростью отшельника. Очарованный его мудростью он спросил: «Авва, откуда у тебя такая мудрость, когда у тебя здесь в пустыне и книг-то нет?». На что авва Антоний, указав рукой на голубое небо, горы и скудную растительность, ответил: «Моя книга, философ, есть природа сотворенных вещей, и, когда я хочу, я могу читать в ней дела Божии».
Великой Божественной книгой Откровения Божия является окружающий нас мир. Всматриваясь в него, наделенный разумом человек, не может не поразиться той гармонии, красоте, целесообразности и разумности, которые присутствуют во всем – от молекулы до галактики. М. В. Ломоносов писал: «Природа есть в некотором смысле Евангелие, благовествующее громко творческую силу, премудрость и величие Бога. И не только небеса, но и недра земли проповедуют славу Божию».
Окружающая нас природа – это книга, которая, при внимательном ее изучении, может познакомить нас с Самим Творцом. Ведь чем больше разглядываешь видимый мир, тем больше поражаешься премудрости Устроившего его. Например, жук-бомбардир способен поражать врага настоящим огнем. С удивительным расчетом ему даны две группы желез, вырабатывающих взрывчатую жидкость, даны специальные мешочки для хранения ее и настоящая «камера сгорания», где жидкость взрывается и выплескивается наружу. Эта жидкость, выработанная в экспериментальных условиях, взрывается сразу же, а догадливый жук добавляет еще в жидкость особенное вещество, препятствующее взрыву, которое нейтрализуется только в «камере сгорания». При этом если соотношение этих веществ только чуть-чуть нарушится, жука сразу же разорвет. Могло ли это насекомое образоваться случайно, без вмешательства премудрого Разума?..
А само существование жизни на земле, никак без подателя ее, Бога, необъяснимо. Александр Солженицын в своем рассказе про цыпленка точно подмечает, что, если даже все лучшие ученые мира соберутся вместе, они никогда не смогут создать что-то подобное этому только что вылупившемуся на свет цыпленку.
Среди самих ученых, поэтому, очень много верующих людей. Они не перестают восхищаться мудростью Творца, открывая все новые законы, заложенные в бытие мира. Исаак Ньютон говорил: «Из слепой физической необходимости, которая всегда и везде одинакова, не могло бы произойти никакого разнообразия; и все соответственное месту и времени разнообразие сотворенных предметов, что и составляет строй и жизнь Вселенной, могло произойти только по мысли и воле Существа Самобытного, Которое я называю Господь Бог». «Моя задача – найти истину в великом Божием творении», — писал Николай Коперник. «Читаю в небе замыслы Бога», — вторил ему Иоганн Кеплер. Физик Томсон: «Не бойтесь быть независимыми мыслителями! Если вы мыслите достаточно сильно, то вы неизбежно будете приведены наукой к вере в Бога, которая есть основание религии. Вы увидите, что наука не враг, а помощница религии».
Когда в 1917 году большевики пришли к власти, они решили любыми способами избавиться от верующих ученых. Большую часть они выслали за границу, остальных расстреляли или загубили в лагерях. Дошло до того, что в России остался только один ученый с мировым именем, академик Павлов, который в отрытую выражал свою неприязнь к новой власти и открыто молился. Именно он стал прообразом профессора Преображенского из романа Булгакова «Собачье сердце».
А про его религиозность сохранилась следующая история. Революционный Петроград. По улице идет пожилой человек. Поравнявшись с церковью, он снимает шляпу, благоговейно крестится, кланяется и идет дальше. Проходящий мимо красногвардеец дружелюбно похлопал его по плечу: «Эх, темнота-темнота…» Этим пожилым человеком и был академик Павлов.
Павлову разрешили работать в Союзе, потому что он был ученым с мировым именем. Другим нашим ученым повезло меньше. Павел Флоренский, Николай Вавилов погибли в лагерях. Сергей Королев, Валентин Войно-Ясенецкий творили в заключении. Первый при первой же возможности посещал храмы, второй вообще, будучи хирургом, был и архиепископом. Они так благоговели перед Создателем, что скорее готовы были отдать жизнь, нежели отречься от Него.

Священник Петр Машковцев,
настоятель Феодоровского храма.